Диалоги о многоликом

 Друзья, коллеги, товарищи и т.д.!

Весна, которая сегодня почти в разгаре, наверное, самое психоаналитическое время года. То теплее, то холоднее, то неизвестно что… У людей моего поколении оттаивает прошлое: субботники, потом праздники, шествия под марши с флагами и песнями.

Особенно вбилось в голову: «Ленин в твоей весне, в каждом счастливом дне, Ленин в тебе и во мне…». Нонешняя мОлодежь, конечно, скажет обо мне: «Сбрендил старикашка» и будет права. Но ведь у каждого времени свои сбренды (или тренды…завсегда путаю). Многое, однако, повторяется – куды без традиций? «Путин – наше всё» — чем не традиция? И дело вовсе не в фамилии… хотя, может быть, и в ней.

Нами, по-преимуществу, правят люди с двухслоговой фамилией. Ленин, Сталин, Ельцин… даже Брежнев и Хрущев! (кто помнит Андропова, Черненко, Горбачева и даже Медведева?). Но те, кто с суффиксом «ин» — правили гораздо больше прочих. Что ж удивительного: ин это “in”, т.е. туда, дальше, а также внутри (пенетрация). И, кроме того, «инь» — обязательное женское начало лидера, который опекает и заботится о народе…

10013589_599224690165000_376063350_n

Поэтому я и решился на интервью о Путине, уже второе за прошедшие 15 лет (первое). И ведь знаю, на что иду. В свое время одна известная журналистка нарекла меня «путиноидом», а другой – прекрасный писатель и хороший, добрый человек, назвал меня «пособником чекизма». Впрочем, я ни то, ни другое… насчет третьего пока не знаю. Это неважно – кто я. Просто есть желание и попытка (дай бог, не пытка) понять страну, народ, разобраться в себе самом.

Итак, приглашаю к прочтению и суждению.

Интервьюер:
Фан Ирина Борисовна, Уральское отделение РАН,доктор философских наук, профессор Уральского Государственного Университета, политолог.

Диалоги с Александром Кантором.
Александр Матвеевич Кантор – историк (кандидат исторических наук) и психолог (специализация в области психоанализа и глубинной психологии; докторант), преподаватель вуза, консультант учреждений психологической помощи. Проживает в Москве.

И.Ф.: Поговорим о самом методе психоанализа, о его возможностях и ограничениях. Сейчас в интернете можно встретить множество материалов, в названии которых упоминается слово «психоанализ». Иногда его смешивают с анализом неэффективности государственной политики в области экономики, а часто встречается смесь квазипсихоаналитических и околорелигиозных рассуждений о жизни и судьбе В.В. Путина, о необходимости его духовного преображения… Обилие публицистической, фактологической и т.п. литературы о В.В. Путине не способствует раскрытию его «тайны», сути его личности, адекватности стиля его политической деятельности и управления актуальным задачам, стоящим перед российским обществом и государством. А. М. что Вы думаете по поводу непрофессионального использования элементов психоанализа?

А.К.: Психоанализ давно доказал свою состоятельность в понимании сложных и глубинных — как личностных проблем,так социокультурных вопросов,а также – свою применимость в терапии и даже в управлении. Что касается феномена лидерств, то это,по сути,ядро психоаналитических концепций,описывающих коллизии и иллюзии детско-отцовских отношений, лежащих и в основе политической власти. Впрочем, само по себе,в узком смысле, «психоаналитическое мышлении»е как род осмысления скрытых мотивов и переживаний было всегда присуще подлинным мыслителям (в частности,философам) и художникам (писателям, поэтам, живописцам, композиторам и пр.; чаще всего, наверное, упоминают Достоевского). В нашем случае, уместно вспомнить Пушкин, задолго до открытий З.Фрейда вполне психоаналитично определившего сакрально-родительский характер российской власти ( устами Самозванца в «Борисе Годунове»):

«Я знаю дух народа моего:
В нем набожность не знает исступленья,
Ему священ (!-А.К.) пример царя его».

Впрочем,это касается и обычных людей. Возьмите фольклор (русский и др народов)- в нем содержится немало проницательных суждений подобного рода (например,о власти:«чело (т.е. лоб)свербит,да вот кланяться некому»;о роли первичных фаз развития: «с каким обычаем в колыбельку, с таким и в могилку»,о механизме проекции (и переноса): «сам по себе знает,да на других лает» и т.д.).Конечно, научно-психоаналитическое – теоретическое,а также практическое – целительное умение, несомненно, требуют профессионального владения элементами и теориями психоанализа.

И.Ф.: Ведущие специалисты в области политической психологии давно и плодотворно исследуют типы политического лидерства []. Это профессиональное, объективное и принципиально нейтральное описание лидеров. Среди работ есть и статьи, посвященные непосредственно личности президента []. Однако после чтения таких статей остается ощущение недосказанности, того, что суть личности осталась не выявленной или, как минимум, не открытой для публики. Авторов скорее волнует его имидж в восприятии населения, нежели главные мотивы его политического поведения или сама его личность. Некоторые волны относительного снижения рейтинга В.Путина или небольшие негативные тенденции в эффективности его имиджа в публичном пространстве выглядят (а может являются) скорее как советы для имиджмейкеров и пиарщиков, нежели отвечают на вопрос о способности данного лица адекватно решать проблемы общества. Каково Ваше отношение к такому взгляду на политическое лидерство?

А.К.: Я думаю, Вы правы. На мой взгляд, подобные статьи носят т.н. политтехнологический характер. Либо они заказные – прокремлевские, либо написаны, опять-таки, по заказу собственного сердца, являясь проекцией желаний авторов видеть Путина таковым, как они о нем пишут. Мне как-то попались несколько публикаций российских и зарубежных авторов, приписывающих Путину аж целую группу идентичностей. Он и государственник, и рыночник, и консерватор, и новатор, и диктатор… в одном флаконе.

10151770_441834109285159_8238637897356342781_n

И президент, действительно, дает тому основания! Прежде всего, собственным имиджем. Таковы полеты Путина на самолете – за штурвалом, потом с птицами, на подводной лодке,нырянии за амфорами,общении в клетках с дикими животными (которые его принимали спокойно,а на прочих рычали и кидались) и даже, пусть полушутя,игре на фортепьяно и пении и пр. Сам Путин говорил о своем президентстве как о «рабстве на галерах». В общем,почти Петр Великий (по Пушкину): «…То академик,то герой,то мореплаватель,то плотник.Он всеобъемлющей душой на троне вечный был работник». Имидж, придающий фантазии избирателей самый широкий ассоциативный (и,разумеется,позитивный) простор. И, полагаю, более чем востребованный правящим классом России, который Путин возглавляет. Мне кажется, что культурный антрополог, исследующий ранние общества, сравнил бы нашего президента с шаманом, способным путешествовать в трех мирах – небесном, земном и подземном. И это сравнение было бы явно в пользу Путина, который присутствовал в этих мирах куда реальнее, нежели шаман. В ранних (очень ранних) обществах, точнее, общинах военный вождь (охотников и собирателей) также являлся вождем духовным, т.е. шаманом. Собственно, и сам Путин подыгрывает подобным определениям, например, репрезентируя себя через воинственные образы киплинговского «Маугли». Профессор А.И.Белкин (еще в самом начале путинского президентства) писал о сочетании в его характере черт выносливого, спокойного верблюда и взрывной, пластичной рыси. Можно вспомнить и другие политические метафоры ястреба плюс голубя, а согласно классификации В.Парето, лисы и льва. Некоторые современные политологи предпочитают применять к политике Путина модное понятие «гибридности».

И.Ф.: Стереотипный образ работы психоаналитика, сложившийся под влиянием каких-то фильмов, это кушетка, врач и пациент один на один, долгие разговоры этих двоих о детских травмах, эдиповом комплексе и т.д. ? Занимается ли психоанализ массовым сознанием и массовыми настроениями людей и в какой мере?

А.К.: Разумеется. Открытия З.Фрейда и созданные им идеи и теории в отношении личности обладают колоссальным антропологическим потенциалом и сразу же были распространены на проблемы социальной психологии (масс). Особенны важны, в данном контексте, представления Фрейда о массе как особом образом организованной толпе, связанной внутри себя меж индивидами и привязанной к вождю «либидозным» образом. То есть, основанном на либидо — эротической энергии влечения, а потому компульсивной (навязчивой) и аффективной (предельно эмоциональной). Иначе говоря, масса именно «влюблен»а в лидера/вождя, президента, максимально себя с ним отождествляет (идентифицирует), одновременно испытывая ненависть к чужой массе, любящей своего (чужого) вождя. Более того, Фрейд отмечал сходство массы с первобытной ордой, вообще, считая, что в массе оживает первобытная орда. Вышесказанное я смею отнести к современному российскому обществу,которому, по многим причинам, присуща варваризация и даже одичание. Но это очень серьезный вопрос, который следует обсуждать отдельно. Мне приходилось об этом говорить в интервью Т.Антоновой (Лечебный эффект разъяренной толпы.//НГ сценарии,26.11.2003).

И.Ф.: Многое, что пишется о состоянии массового сознания россиян, или о российской ментальности, весьма правдоподобно, метко и т.д. В психоаналитической традиции по отношению к этому состоянию подчеркиваются моменты незрелости, инфантильности, недоразвития, зависимости, несамостоятельности и пр. С этими характеристиками трудно не согласиться, поскольку за ними – давняя традиция рефлексии самосознания российской культуры в целом, и политических ее аспектов, в частности. Вы, Александр Матвеевич и другие психоаналитики в ряде своих статей говорили о Тени, о болезненности процесса сознательной рефлексии над собственным бессознательным у большинства россиян. Можно вспомнить и весьма яркую характеристику массового сознания, осуществленную А. Белкиным. Он говорил о травме, переживаемой населением после распада СССР, о глубоком чувстве унижения. Все это так и не совсем так. Можно обвинять россиян в стремлении отрицать свой негативный образ. Этот образ фиксируется, с одной стороны, социологами – например, представителями Левада-Центра, достаточно вспомнить понятие негативной идентичности Л. Гудкова, с другой стороны, психологами и психоаналитиками – Вами, А. Сосландом и рядом других авторов. Как правило, вслед за таким, зачастую весьма убедительным и аргументированным диагнозом идет либо нормативная картинка «хорошего» западного общества и человека, либо пессимистические ссылки на константы российской цивилизации и вытекающую из них неизменность и бесперспективность нашей ментальности. Никакого позитивного выхода не показывается. Давайте поставим себя на место человека, которому говорят: ты не вполне цивилизованный инфантил, находящийся в полной зависимости от власти, и еще и обожествляющий эту самую власть, идентифицирующийся с ней, а она порочна, но твое сознание этого не видит, тебе надо расти над собой и т.д. Но перспектива, будущее, позитивное, доброе в ментальности этого россиянина мало или вообще не показывается. Как на это реагирует человек? Сначала он задумывается, соглашается – с одной негативной характеристикой, с другой, третьей, но когда этих негативных моментов оказывается слишком много, а позитивных почти нет, реакция начинает меняться. Этот человек смотрит на тех, кто ему это говорит? Оказывается, что это говорят ему «американцы, западники, либералы, евреи» и «гнилая интеллигенция». Откуда-то берется много конспирологических версий событий, направляющих эту реакцию и это восприятие. От саморефлексии человек переходит к логике обвинения и подозрительности и поискам внешнего и внутреннего врага. В частности, в массовых настроениях по поводу сегодняшней ситуации вокруг Украины и участии в ней России поднялась огромная волна консерватизма, ностальгии по СССР, своеобразного патриотизма, фундаментализма и т.д. В этой волне просматривается некий отклик на травму, возникшую в результате распада СССР, тоска по позитивному самовосприятию и самоощущению. Вместо работы над собой в российском самосознании включается комплекс разделения на «мы» и «они» (свои-чужие, друзья-враги), реваншизм и все остальное. Вопрос в следующем: не кажется ли Вам, что в анализе психологии массовых настроений должны быть все же отмечены объясняющие, в какой-то мере оправдывающие и позитивные моменты, на которые можно было бы опереться, чтобы массы могли строить свое будущее с верой в себя, что критика и самокритика должны быть более конструктивными?

А.К.: Думаю, что сказанное Вами в отношении «оправдывающих и позитивных моментов» и «конструктивных» критик и самокритик (как это следует из цитированных идей Фрейда) к массам относиться не может. Рефлексия как способность критически отражать, воспринимать окружающий мир и самого себя, вырабатывать конструтивные идеи и ценности – удел исключительно индивидов-личностей, т.е. субъектов, ответственных за собственное мышление и поведение. И это, прежде всего, процесс сознательный, которым занимаются психоаналитики уже постфрейдовскго,  последнего поколении. В этой связи заслуживают внимания работы социологов и когнитивных антропологов, особенно, Ш.Айзенштадта (Израиль), исследовавшего роль в культуре и обществе т.н. «интеллектуальных очагов», малых групп,состоящих из увлеченных, пассионарных (харизматических) личностей, ориентированных на «спасение». Таковыми в истории человечества были не только религиозные, но и светские мыслители. Отдельный вопрос – существуют ли подобные «конструктивные» интеллектуальные очаги в нашей стране…

slide3[1]

И.Ф.: Теперь о возможностях психоанализа в исследовании личности политических лидеров. Возможен ли психологический анализ политика заочно и насколько адекватным он будет? Ведь лидеры, политики зачастую весьма скупо делятся информацией о себе, тем более сложно найти информацию о детских психологических травмах и кризисах. При обилии литературы о В.В. Путине, самая важная для психоанализа информация содержится, на мой взгляд, лишь в книге, написанной Н. Геворкян, Н. Тимаковой и А. Колесниковым, «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». Книга вышла под исключительным контролем самого президента. Известны ли другие источники информации о психологии В. путина, что-либо кроме того, что он сообщил о себе в этой книге?
А.К.:А разве – прочие,помимо книги, поступки,решения, изречения президента таковыми источниками не являются? Некоторых мы уже касались выше.

И.Ф.: В этой книге все же есть некоторые «говорящие» детали, например, дед В.В. Путина был поваром в семье В.И. Ленина, а потом кормил и И. Сталина. Здесь есть какая-то личная нить, связывающая В.Путина и «отца народов». Или еще один интересный момент времени перестройки: периода массового энтузиазма первых лет реформ в России семья В.В. Путина не видела, они в это время были в ГДР. Имеют ли эти детали какое-то значение?

А.К.: В свете психоанализа я обратил бы внимание на семью Путина, прежде всего, на строгого отца, часто ругавшего сына за плохие отметки в школе. Ортодоксальный психоаналитик может рассматривать поведение Путина как проработку им (открытого Фрейдом) т.н. «комплекса Эдипа» — страха пред отцом и соперничества с ним. Президент как бы продолжает диалог с (уже покойным отцом), доказывая ему собственную состоятельность (смотри – кем я стал, чего я достиг в своей жизни).

big_881806[1]

И.Ф.: В книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» есть и такой фрагмент. На вопрос журналиста: «Вам хочется быть президентом или не хочется?» он ответил «Да. Это приятное чувство ответственности». Как это можно проинтерпретировать?

А.К.: По-моему, это также одно из подтверждений эдипальный переживаний Путина и,тем самым,одна из точек его роста как личности,субъекта.Того, о чем сейчас говорят: «мужчина сказал – мужчина сделал».

И.Ф.: Известна Ваша статья «Политика глазами психоаналитика»// Общая газета,20.03.2008,а также интервью А.Ваганову «Путин. Опыт политического психоанализа»// Независимая. 11.11. 2003., где Вы дали психологический портрет президента РФ в первый период его правления. Что можно сказать об изменениях, динамике его личности на фоне прошедших четырнадцати лет? И есть ли вообще какие-то изменения, может быть, сейчас на наших глазах происходит полная реализация его изначальных планов?

А.К.: Многие из политологов отмечают большую уверенность в себе Путина», большую зрелость как политика и, я бы добавил, весомость его личности.

И.Ф.: В упоминаемой уже нами книге, то есть в начале своего президентства В.В. Путин говорил, что хотел бы, чтобы граждане воспринимали его как человека, которого наняли на работу на четыре года. В настоящее время он не говорит ничего подобного и все идет к тому, что срок его пребывания на данном посту не будет ограничен по времени. Что-то произошло с личностью нашего президента или те слова были декларацией с самого начала?

А.К.: Здесь я бы отметил такой факт, что президент (и,вообще,любой политический деятель) не может не зависеть от «свиты, играющей короля». И вряд ли эта свита однородна.Так что, на президента распространяется и другая сторона «комплекса Эдипа»: ведь теперь он – сам «отец», с которым явно или скрыто конкурируют его «сыновья»…Кстати,как Вы знаете,вождю в архаическом обществе, при всей его,наверное,абсолютной власти постоянно угрожала гибель – в случае утраты им властных качеств, ибо это сказывалось на судьбе руководимого им племени.Если последнее происходило,то согласно древнейшим обычаям, его могли и (должны были!) отправить,как говаривали римляне,ad patres (к праотцам), дабы он (вождь-отец) мог уже непосредственно обратиться к ним за помощью. Данный обычай дошел до нас и в русской пословице: «не было отца — купил бы его; был бы отец – убил бы его». В общем, такой вождь должен уметь выживать, быть сурвивалистом (термин англоязычных психологов от survive –выживание)..

41d3e9eb49bce7367fb8[1]

И.Ф.: Александр Матвеевич, как Вы думаете, почему рейтинги В.В. Путина почти при любой ситуации оказываются высокими? Понятно, что включены механизмы манипуляции общественным мнением, но эти механизмы не могут не опираться и на реальные настроения масс. Почему большинство населения не осознает неэффективности его системы управления экономикой и другими сферами общества, почему общественное мнение не видит весьма серьезных его просчетов, ошибок, промахов, его весьма осторожного поведения даже во времена трагедий и катастроф – «Курск», «Норд-Ост», Беслан? Почему народ не только одобрил В.В. Путина в качестве преемника Б.Н. Ельцина, но и спустя 14 лет признает его легитимность или, по А. Белкину, «живет в браке» с ни, не «разводится» Неужели изначальный кредит доверия еще не исчерпан? Или еще одна версия: неужели тот образ Путина, в котором воплотились ожидания масс в 2000 годы, дает политические результаты в нынешнее время, то есть те начальные ожидания масс сбываются и реализовываются? Получается, что все эти годы В.В. Путин готовился к какой-то войне?

putin20140325_0[1]

А.К.: Какими могут быть «реальные настроения масс» в условиях выживания:тотальная коррупция,полуфеодальная система власти, криминальная бюрократия и т.д. и т.п. и пр. О положении пенсионеров,молодежи из небогатых (стало быть,бедных семей) можно даже не упоминать. Впрочем, подобное можно сказать и о состоятельных слоях населения, испытывающих страхи перед возможным рейдерским захватом собственности. Всеобщая психотравматизация общества: «спасайся,кто может». Хаотичный мир,перевернутый приХватизацией «лихих 90-х», почти по Оруэллу («1984»):где «мир –это война»,»свобода –это рабство» и можно добавить: «демократия – это грабеж», «справедливость – это обман»…Чернуха в жизни и на экране, какая-то треш (мусорная) «культура жопы» (извините, но именно так определяют ситуацию,сложившуюся в массовой культуре специалисты по эстетике безобразного) окружает наше общество.Ситуация выживания инициирует,согласно современному психоанализу, «параноидно-шизоидная позицию» (М.Кляйн)личности,ее расщепленности в связях с миром и самим собой,страхи преследования.По-моему,мы вправе говорить,по крайней мере, о «военном положении». Да, Путин и пришел к власти,если Вы помните, на фоне взрывов (начиная с 1999 г.) как «спаситель»! И для него, как человека спецслужб, которые, даже в мирное время, находятся всегда «на посту», точнее, «на боевом дежурстве»…А для таких профессионалов — война «как мать родна»! И тогда каком разводе с «отцом», «шаманом», «вождем»,тем более, «спасителем» может идти речь — в данной ситуации?! Совсем наоборот – только держаться за него!.. Почему-то вспомнился Галич: «мы стоим за дело мира,мы готовимся к войне…».

И.Ф.: Значит ли это, что В.В. Путин – это очередная проекция бессознательного населения на первое лицо государства, проекция страхов и надежд, плод воображения, фантазий и желаний? В чем тайна его привлекательности среди женской части населения? И каково соотношение манипуляции и «естественной любви» в его образе?

А.К.: Давно замечено, что масса мазохистична, во всяком случае, жертвенна, а значит и женственна. И почему бы ей не хотеть от Путина «ребенка» надежды на лучшее. Кстати, такую фантазию недавно озвучивала депутат ГосДумы Мизулина,предлагая рассылать патриотически настроенным женщинам «генетический материал» президента. И чего здесь больше – манипуляции или любви? По-моему (не сочтите за «мужской шовинизм»), в любой женщине оба этих качества уживаются. Да, в конце концов, «муж и жена – одна сатана»…

И.Ф.: Психологический портрет В.В. Путина, созданный А. Белкиным в книге «Вожди или призраки» (М., 1998), опирается на работы классиков психологии, размышлявших о вождях, тоталитаризме, фашизме – Э. Фромма, Д. Ранкура-Лаферриера, Э. Эриксона и других. При осмыслении этого материала возникает множество аналогий и параллелей с одиозными вождями. Однако вряд ли стоит делать скоропалительные выводы и ставить знак тождества между В.В. Путиным и, скажем, Гитлером или даже Сталиным. Почему-то нет ощущения, что в В.В. Путина российский народ «впал» подобно тому, как это произошло с немецкой нацией. Вообще, есть ли у Путина харизма? Ведь до сих пор ведутся дискуссии о том, благодаря чему он стал президентом. Что, если он исключительно искусственно сконструированный фантом, «робот», плод специально организованной коллективной галлюцинации?

А.К.: Да,пусть «фантом» или «робот», но вряд ли галлюцинация. Во всяком случае, «тоталитарный объект» (категория чешского психоаналитика М.Шебека) – это своего рода спасающий компонент народной и, вообще, всякой человеческой психики, и он «включается» (актуализируется) именно в кризисные моменты ее (психики) существования. В данном случае, «тоталитарный объект» спроецирован на президента, от которого,соответственно, ждут и «тотального» спасения от сил зла.

И.Ф.: Давайте посмотрим на окружение В.В. Путина, на его отношения с разными группами и отдельными лицами в самом узком круге политической элиты. Исследования Б.Дубина, Л. Гудкова, О. Крыштановской и других показывают, что в последние 14 лет доминирующее положение в элите заняли представители силовых структур. Какова степень влияния силовиков на политические решения, принимаемые В.В. Путиным, и наоборот, насколько самостоятелен, автономен от силовиков он сам? Он действительно «железная стрела» (выражение Б.Н. Ельцина), «Хозяин»?

А.К.: Ну, о «свите,играющей короля» я уже говорил выше. А силовые структуры эта, конечно, та еще фирма, которая «веников не вяжет». И, естественно, такая фирма явно предпочтет «железного хозяина»…

1367570459_1737948928[1]

И.Ф. : Каков жизненный и политический стиль В.В. Путина? Каковы социально-психологические последствия его власти для россиян? Чего ждать от него в дальнейшем?

А.К.: Выше уже говорилось о пластичности и определенной, если хотите, полиформной стилистики путинского поведения. Она, в общем-то,отвечает данной российской ситуации «периферийного капитализма» (Явлинский) и даже феодального общества (Шляпентох, российско-американский социолог). Лично я порою вижу в нашей стране черты палеолитического общества собирателей и охотников,учитывая экономику,зависимую от природных ресурсов.Кстати,общества такого типа называют в западной антропологии «band societies». В этом контексте, Путин вполне адекватный лидер,он умеет быть равно – архаичным и современным. В отличие от его критиков с обеих сторон – националистов и либералов,мыслящих, как правило однобоко и даже, включая либералов, фанатично. Ведь именно последние виновны в приходе к власти силовиков, поскольку пребывая при Ельцине у власти, они ничуть не озаботились (помимо распила собственности) о создании демократической правовой системе. Путин же, кажется, никогда не впадал ни в националистическую (это редкое качество для российских политиков), ни в либеральную ересь. Говорят,что он принимает решения в самый последний момент, т.е. когда сама «война план подскажет».Так что, поживем – увидим. Куда денемся…

Библиографический список

  1. Айзенштадт А. Цивилизационные измерения социальных изменений.Структура и история.// Цивилизации.Вып.4.М.: МАЛП.1997.
  2. Антонова Т. Лечебный эффект разъяренной толпы.Интервью с А.Кантором.// НГ сценарии.2013, 11-26.
  3. Белкин А.. Вожди или призраки. М.: Олимп, 1998.
  4. Ваганов А. Путин. Опыт политического психоанализа. Интервью с А. Кантором // Независимая газета. 11.11. 2003.
  5. Геворкян Н., Тимакова Н., Колесников А. От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным.
  6. Гудков Л. Негативная идентичность.
  7. Кантор А.М. Аффект и власть в России. Между нарциссизмом и расщеплением // Бытие и время психоанализа. М.: Московский государственный лингвистический университет, 2000.
  8. Кантор А.Политика глазами психоаналитика.//Общая газета, 20.03.2008.
  9. Кляйн М.Зависть и благодарность.М.:Издательство Б.С.К.1997. 100 c/
  10. А. Сосланд. Путин: разгадка секрета. URL: http://gilbo.ru/index.php?art=1235&page=psy
  11. Фромм Э. Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии // Вопросы философии. 1991.№9. 61-160.
  12. Шебек М.Тоталитарная психика. // Журнал практической психологии.2010,№ 4.
  13. Э. Эриксон. Психоанализ Гитлера // Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ власти. Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издат. Дом «БАХРАХ», 1999.С.449-480.
  14. Д. Ранкур-Лаферриер. Психоанализ Сталина// Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ власти. Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издат. Дом «БАХРАХ», 1999.С.481-552.
  15. Человеческий капитал российских политических элит. Политико-психологический анализ / под ред. Е.Б. Шестопал, А.В. Селезневой. – М.: Российская ассоциация политической науки (РАПН); Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. – 342 с.
  16. Шестопал Е.Б. Политическое лидерство в новых условиях: смена парадигм восприятия// Политические исследования (Полис). 2013.№3. С. 47-57.

Комментарии: