Экстремальный и зависимый: схожие типы.

У нас, безусловно, есть основания говорить о некотором принципиальном, структурном сходстве экстремального и зависимого типов личности.

Как те, так и другие ориентированы на результат и «достижение» (особых состояний), обе группы стремятся к ощущениям силы, контроля над окружением, отличаются неповиновением общепринятым нормам морали и нравственности, демонстрируют коллективное пренебрежение к ценностям здоровья и человеческой жизни. Обоим типам присуще нарциссическое удовлетворение и навязчивое воспроизведение патологического способа действий, а также нежелание, а нередко – и неспособность artleo.com-9495[1]объяснить собственное поведение, ограничиваясь междометиями или клише регрессивного характера, близкого детскому: «(не) хочу – (не) буду». В обеих группах маниакальность легко переходит в меланхолию, и оба состояния легко принимают крайние формы проявления.

Для психопатолога ясно, что речь идет о серьезных аффективных расстройствах, продуцирующих настолько острые переживания, что их носитель вынужденно алекситимичен, то есть не в состоянии их вербализовать (проговорить или обсудить), и поэтому «вынужден» отреагировать или отыгрывать собственные эмоции вовне. З.Фрейд еще в своих ранних работах писал о «непереносимых z-lZlOpz108[1]представлениях» (intolerable ideas), способных репрезентироваться либо конверсионно-телесным образом (в форме телесных – идеомоторных – эквивалентов), либо путем превращения их в страх, также соматического порядка, способный вызвать вегетативно-висцеральные нарушения. Может быть, стоило бы признать, что в современных условиях мы имеем некоторую модификацию этой репрезентации: в форме разрушения собственного тела (аутоагрессии, в том числе – алкогольно-наркотической) или агрессии, направленной вовне?

Сила связанного с непереносимым представлением аффекта слишком велика. Его невозможно вытеснить, его можно только подавить и таким образом вызвать его трансформацию в те или иные поведенческие (патологические) эквиваленты. Такой аффект не поддается психологической проработке, а его носитель легко теряет самообладание, прибегая, таким образом, к описанным выше действиям и мотивациям примитивно-защитного характера. Другой существенной особенностью носителей мощных аффектов является потребность в заражении, (вовлечении других), суть которого можно объяснить потребностью в «разделении» аффекта («стадный инстинкт»).


Комментарии: