Роль семьи в развитии и контроле аффектов

Начнем с определения природы аффекта и его значимости для психики. Обладая общей природой с эмоциями и чувствами, аффекты, во-первых, более энергетичные и экспрессивные переживания, во-вторых, сравнительно кратковременные, в-третьих, неразрывно связаны с важнейшими побуждениями личности, ее подлинными мотивами. И, будучи затронуты, они заставляют реально, как говорят в народе, «замирать» или «отпускать» сердце («Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше», Мтф.6:21).36[1]

Недаром, в силу последних обстоятельств, аффект никогда не вытесняется полностью, а лишь подавляется, сохраняя полусознательную актуальность, находясь,так сказать, на страже — базовых — ценностных и целевых аспектов организма.И даже при исчезновении первоначально связанных с аффектом идей или объектов, (например, по причине невозможности их реализации), аффект отнюдь не пропадает, но обращается в истерические симптомы, смещается к обсессиям, преобразуется в депрессии.

Нереализованный и подавленный аффект подобен постоянно воспаленной и болезненной ране, тому, что З.Фрейд в своих ранних работах называл «непереносимыми представлениями», т.е. не поддающимися существенной психологической переработке и приводящими к потере самообладания.

Их носитель – принципиально алекситимичен, т.е. способен выразить себя лишь телесным образом, через моторное беспокойство либо путем превращения аффекта в страх.

Семья же является первичным источником аффективных расстройств, с которыми связан дефицит эмоциональной близости и теплоты.Причиной будущих «непереносимых представлений»становятся непредсказуемость и запутанность взаимодействий в семье, непризнание родителями уникальности ребенка,амбивалентность, заключающаяся в постоянной смене притяжения и отталкивания детей и вызывающая у них страх потери значимых людей. Такие переживания формируют у детей чувство 382772_original[1]собственной никчемности, отчужденности от мира и даже от самих себя; ощущение нереальности окружения и собственной личности; они чреваты, говоря языком молодежи, «отвязанностью» — состоянием «свободного парения» в пространстве иллюзий.Это также опыт потери смысла существования, опустошенности и заброшенности, о чем свидетельствует сильнейший эмоциональный голод, требующий безотлагательного аффективного насыщения (на житейском языке, «адреналина»).

Вскоре будут рассмотрены ряд нарушений психики и поведения молодых людей, обусловленных деформациями, в первую очередь, семейных отношений; а именно, аффективные проблемы подростков, наркотическая зависимость, экстремальное (террористическое) поведение и сексуальная перверсивность (на примере проституции), что отражает практику автора в качестве клинического психолога психоаналитической ориентации и социального антрополога.

Александр Кантор

КАНТОР Александр Матвеевич (р. 1950) – российский историк, культуролог и психолог. Кандидат исторических наук (1990) в области истории русской средневековой культуры (диссертация защищена в Институте российской истории РАН). Член Всемирного Совета по Психотерапии (WCP,UNESCO); Специалист,тренинг-аналитик,супервизор Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии (WCP,Vienna,Austria). Окончил исторический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И.Ленина (1973), а также факультет культурологии Института Повышения Квалификации МГУ им.М.В.Ломоносова. Обучался на факультете психологии Ленинградского государственного педагогического института им. А.И. Герцена (1971-1973), в Институте Психологии им. Л.С.Выготского (1996-1999), Российской Медицинской Академии Последипломного Образования (2000-2005), факультете психологии Южного Федерального Университета (Ростов, 2008-2011). В 1973-1982 - учитель истории и обществоведения, заместитель директора средней школы № 872 (Москва). В 1979-1990 - старший научный сотрудник музея «Коломенское», преподаватель МГУ, инструктор по физкультуре, переводчик и репетитор, экскурсовод по Москве. В 1989-1992 гг. был заведующим кафедрой истории России и руководителем психологического центра в кооперативе «Московский лицей». В 1990 – 2002 гг. - преподаватель Института культурной антропологии Российского Государственного Гуманитарного Университета (РГГУ), Московского государственного педагогического университета и др. московских, российских и зарубежных вузов. Прочитал более 20 лекционных курсов по истории русской и мировой культуры, а также по психологии и психотерапии. С 1998 г. – доцент Международного Университета в Москве (МУМ). Читал лекции студентам Чикагского Университета (США), а также докторантам Университета Сантьяго-де-Чили (Чили), Университета коммерции и бизнеса в Буэнос-Айресе (Аргентина), а также в Берлине и Грайфсвальде (Германия), Пекине (Китай), Вене (Австрия), Иерусалиме и Назарете (Израиль), Сиднее (Австралия), Дурбане (ЮАР) и др. Также работал сценаристом в студии «Три Тэ» Н.Михалкова. С 1988 г. – сотрудничает с медицинскими и психологическими клиниками и центрами (в т.ч.,Центр медико-социальной реабилитации «Вся нарокология и психиатрия» (в Сокольниках);кафедра вегетологии Медуниверситета имени Н.Пирогова: кафедра усовершенствования по психиатрии Университета Дружбы Народов (РУДН): Содружество психологов и психотерапевтов «Помощь Душе» и др.) Докладчик на многих российских,международных,всемирных конференциях и конгрессах по психотерапии и антропологии. Автор книг «Духовный мир русского горожанина XVII века (1999), «Психоанализ Татарстана» (в соавторстве; 2008), «Основы культурной антропологии» (в печати), ряда брошюр по отечественной истории и культурологии, а также многочисленных научных и публицистических статей по вопросам истории и теории культуры, а также психоистории, психоанализу и психотерапии. Опубликовал около 200 работ. Неоднократно выступал по р/с «Говорит Москва», «Свобода»,телеканалу «Дождь» и зарубежному ТВ. Некоторые из его статей печатались в научных изданиях стран Европы и Америки.

Читайте также:

Добавить комментарий