Интроекция и развитие плода

Небольшое рассуждение на тему единства внутренних и внешних факторов развития зародыша (и далее плода). В духе идей Ференци (и других) о психическом значении внутриутробного развития. Но с точки зрения диалектики и нелинейной динамики.

Ключевым тезисом этого небольшого текста будет следующее. Развитие плода диалектически эквивалентно интериоризации внешней среды (первичной интроекции). Поясним. Изначально оплодотворенная яйцеклетка попадает в некий термодинамический резервуар, который постепенно превращается в благоприятное окружение плода. Многообразие внешних факторов в ходе адаптации превращается в слаженную систему внутренних регуляторных, адаптивных и рефлексивных механизмов, так называемых управляющих интроектов.

Прежде чем вообще касаться внешних факторов, необходимо сказать о фундаментальном внутреннем потенциале, который делает возможным развитие как таковое. Этим потенциалом является индивидуальная генетическая программа и неотъемлемая склонность биологических единиц (клеток) к репродукции, дифференциации и изменчивости. Видимо, в результате филогенеза большинство организмов с самых первых секунд существования начинают реализацию принципа адаптации (интериоризации). Разница в количественной ёмкости этого потенциала с некоторого момента переходит в качественные (видовые) различия.

Итак, перед нами — биологическая сингулярность: единственная клетка, содержащая некоторый информационный потенциал. Клетка находится в питательном резервуаре, относительно защищена от перепадов состояния внешней среды. Необходимо взять необходимое количество ресурсов и реализовать некоторую часть закодированной информации.

Что мешает? Дело в том, что без одного-единственного предположения мы просто не сможем двигаться дальше. Мы обязаны постулировать потоковый характер взаимодействия эмбриона как системы с маткой как внешней средой. Сошлёмся на нелинейную динамику и скажем: поток, то есть обмен материей, энергией и информацией со средой, не может быть причислен ни к внешним, ни к внутренним факторам. Это нечто фундаментальное. В контексте нашей проблемы анализ потока как феномена потребовал бы существенного углубления в биохимию. Поэтому будем считать этот поток данностью. И зафиксируем первый пункт: эмбрион является открытой системой, для которой первичным внутренним фактором является информация, закодированная в генетическом коде, первичным внешним фактором — наличие термодинамически равновесной питательной среды.

Но то, что для плода является внешней средой, само есть лишь подсистема материнского организма. То есть внутреннее состояние матери — внешняя среда для эмбриона. Но это не просто двухуровневая система. Взрослый организм матери “привык” справляться с непостоянством реальности и является хорошим “стабилизатором” внешних колебаний. Именно поэтому мы можем говорить, что эмбрион находится словно в резервуаре и устойчиво развивается.

Предельный случай: мать находится в “идеальных” условиях, термодинамическое равновесие среды вокруг плода абсолютно устойчиво. Генетическая информация развёртывается, не встречая сопротивления. Что даст нам эта модель? В общем-то, ничего с точки зрения познания. Значит, мы должны рассматривать “малые возмущения” идеального случая и смотреть, к каким последствиям они могут привести. Если малое изменение какого-либо фактора ведёт к значительному изменению развития плода, то этот фактор является значимым. Здесь действует известное свойство нелинейных систем накапливать начальные возмущения.

Казалось бы, банальные вещи, только сформулированные на языке теории систем. Однако если бы эмбрион был бы “просто системой”, то наличие бесконечного многообразия внешних флуктуирующих раздражителей привело бы к принципиальной вариативности конечного результата. Отчасти это даже так: в биологии известен принцип изменчивости. Но рядом всегда присутствует и принцип наследственности: на выходе всё равно должен (почти наверное) получиться младенец вида Homo, желательно Sapiens. Рассуждая в психоаналитическом ключе, разумно предположить, что уже на начальном этапе включается механизм интроекции (интериоризации), который “сглаживает” колебания внешней среды.

Проследим этот процесс на примере эмоциональны состояния матери. Как показывают распространенные исследования, плод так или иначе реагирует на происходящее с матерью, начиная с самых ранних сроков беременности. В частности, прослушивание классической музыки (тем более занятие музыкой) считается благотворным не только для матери, но и для ребёнка. Ясно, что механистическая трактовка вида “плод слышит музыку” здесь не совсем уместна. Ведь предметы культуры несут в себе катарсический импульс постольку, поскольку являются отреагированием социально противоречивых влечений. Плод по определению не имеет доступ к культурном контексту — всё это далеко впереди: до первого социально обусловленного вытеснения остаётся несколько лет. Но мать живёт в культурно-символическом поле, поэтому при прослушивании вовлекается в катарсический резонанс. Это определенным образом изменяет её психосоматическое состояние, что парадоксально положительно влияет на плод. В чём парадокс? Катарсическое переживание существенно отличается от состояния равновесной удовлетворенности. Однако и здесь системный анализ помогает нам: самоорганизация, образование новых сложных структур возможно только вдали от положения равновесия. Поэтому мы можем предположить, что в таких “возвышенных” эмоциональных состояниях матери происходит образование первых интроектных структур у плода. Будь возмущение среды больше (как в случае сильного стресса), и качество бы перешло в свою противоположность, что тоже подтверждается наблюдениями.

Впрочем, для подобного процесса достаточно и простой адекватной психической готовности стать матерью. Этому способствует собственная биохимия организма беременной женщины. Эволюционно она склонна любить еще не родившегося ребенка, переживая ряд психический состояний, которые уводят систему “мать — плод” на оптимальное расстояние (в фазовом смысле) от положения равновесия, открывая путь для формирования сложных психических у плода (точнее, их прообразов).

В защиту своих рассуждений можем привести тот факт, что апатичный или отрицающий тип переживания беременности является нежелательным. Что говорить об обилии материала на тему единства дитя и матери в психоаналитической литературе.

Суммируя всё вышесказанное, можно сказать: главным фактором (одновременно внутренним и внешним) для развития плода является психосоматическое состояние матери. И второе утверждение: по мере развития плода происходит непрерывная интроекция состояния матери, то есть фактор из внешнего всё больше становится внутренней движущей силой.

Этот процесс соматически оборачивается вспять во время родов: мать становится физически разделяется с ребенком. Но психически пик этой интроекции приходится на время уже после рождения (разное для каждого человека). Более того, неясно, что считать окончательно сепарацией: признание матери как объекта или разрешение эдипального конфликта. Ведь, как пишет Фрейд в “Я и Оно”, у каждого человека наряду с обычным эдиповым комплексом есть ещё и обратный ему, то есть частичная идентификация с матерью, действие её образа в качестве управляющего интроекта будет ещё долго довлеть над бессознательным. Не зря Юнг впоследствии напишет об архетипе Великой Матери, а Ференци обратит внимание на фундаментальное бессознательное влечение: “раствориться в околоплодных водах мирового океана”. Но это уже совсем другая история.

Читайте также:

Добавить комментарий