Пограничье

Сейчас модно рассуждать о «пограничных расстройствах». В основном рассуждают о критериях, о теоретических аспектах, пытаются за уши подтянуть сюда психоанализ… Вот Нэнси Мак-Вильямс напахала целую книжку «Психоаналитическая диагностика». Которая имеет мало отношения к психоанализу и к диагностике, но безумно популярна среди «специалистов».
 
А все почему? В этой книге (и других модных текстах) активно муссируется понятие пограничной личности. Определение? Да господь с вами, когда эти гуманитарии умели давать четкие определения? Зато есть красивый критерий «диффузной личности». Мол, «пограничная личность постоянно теряет границу между Я и не-Я (и лошадь-не-моя)» и поэтому «прощупывает реальность и границы других людей, постоянно стремится эти границы нарушить…». И это они на полном серьезе. Тут даже комментировать не хочется. Просто представьте, как к вам на улице подходят пограничные личности и начинают прощупывать ваши границы. Это уже пограничники какие-то получаются.
 
Более сдержанные аналитики говорят о пограничных расстройствах как о чем-то среднем между неврозом и психозом. И тут я их поздравляю с прорывом в геометрии. Потому что невроз-психоз это не одна ось. Это две ортогональных оси, два независимых регистра (слово «регистр» для кого ввели??). Когда мы сильно уходим в психоз, неврозом (в силу малости) можно пренебречь.
 
Еще раз, на пальцах. «Пограничное состояние находится между неврозом и психозом» — это как? Например, есть универсальная шкала состояний, координата Х. Если Х<2 это невроз, Х>5 это психоз. Пограничка 2<X<5. Чуковский «От двух до пяти». Но в психоанализе так дела не делаются. Там баланс между неврозом и психозом описывается двумя числами (X,Y). Поэтому если уж и вводить пограничку, то как кривую второго порядка, то есть как какой-нибудь красивый и полезный объект. Но для этого надо четко понимать, какой смысл мы вкладываем в нашу «математику» и нужна ли она здесь вообще. Могут ли гуманитарии с сомнительных психо образованием с этим справиться? Ну-ну…
 
Но просто так выкинуть термин нельзя. Потому что под этим словом напихано очень много практического материала. И это важно. Представьте себе госархив, куда запустили сотню буйных либеральных философов. Они тут же завели несколько папок с жуткими бирками «расстрелы», «кровавая гэбня», «преступления режима против чебурашек». И стали в эти папки складывать самые разные документы, не обращая внимания на даты, ведомства, авторов, пометки… Ясно, что нафаршированные папки (сами по себе) ценности не имеют. А их начинка по-прежнему интересна историкам. Выгнать буйных философов из архива — это дело хорошее. Но сжигать папки со всем содержимым только потому, что их касались эти леволиберальные ручонки — это лишнее.
 
Так и с разными терминами в современной психологии. Есть толпа очень энергичных, но часто бестолковых барышень. Этот боевой курятник последние полвека собирал любой подвернувшийся под клюв клинический материал. А так как эти барышни сами были слегка тюкнутыми, то и в терапию к ним приходили весьма специфические личности. На этой благодатной почве вырастала прикольная такая трава. Другой вопрос, что по гербариям траву рассовали неправильно (или просто скурили).
 
Поэтому я не отказываюсь от термина «пограничная личность». Но мне нужен простой практический критерий. Не клинический, а именно практический. Пока что звучит это так. Невротик ищет компенсацию, притом всегда относительно какого-то комплекса. Психотик создает свою реальность, где ничего искать не надо и где понятия комплекса теряет смысл. Заметьте — здесь два критерия: выраженность компенсации и выраженность комплекса.
 
Пограничная личность умеет создавать комплексы «на ровном месте»: фактически это порождение невротических объектов психотическим способом. Дойти до этого в теории трудно, но на практике таких людей мы наблюдаем во множестве. Затем пограничная личность развивают бурную компенсацию созданного комплекса. Настолько бурную, что она перерастает в сверхкомпенсацию, которую саму уже надо компенсировать. А это уже — создание психотического объекта невротическим способом.
 
Как видите, все очень просто.
 
Ах да, в защиту современных аналитиков. Есть такой Рождественский, который утверждает, что «нет никакого пограничного пациента, есть ошибки аналитика при формировании переноса». И в этом я его поддерживаю.

Комментарии: